Рекомендательный указатель литературы «Книги, помогающие жить»


 

Маленьким

Андерсен Х.К. Ангел. Любое издание. 

«Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути они набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле». Так случилось и на этот раз: «И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у Бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к своему сердцу умершее дитя - и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он  полетел рука об руку с ними».

Андерсен Х.К. Стойкий оловянный солдатик. Любое издание.

Все солдатики были совершенно одинаковы, кроме одного, который был с одной
ногой: его отливали последним, и олова немножко не хватило. Но он стоял на своей одной ноге так же твердо, как другие на двух. Одноногий солдатик, как раз, и оказался самым замечательным из всех. А его недостаток с лихвой компенсируется храбрым и любящим сердцем.

 

Катаев В.П. Цветик-семицветик. Любое издание. 

«Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли –
Быть по-моему вели.

Вели, чтобы Витя был здоров!», - проговорила девочка Женя, отрывая последний лепесток волшебного цветка. И в ту же минуту мальчик Витя, обреченный пожизненно ходить в уродливом башмаке на очень толстой подошве, «…вскочил со скамьи, стал играть с Женей в салки и бегал так хорошо, что девочка не могла его догнать, как ни старалась». Сказка со счастливым концом, которого могло и не быть. Ведь предыдущие желания Жени были совсем другие.

 

Мамин-Сибиряк Д.Н. Серая Шейка. Любое издание 

Серой Шейкой мама Утка и папа Селезень называли свою калеку-дочь, «…у которой было переломлено крыло ещё весной, когда подкралась к выводку Лиса и схватила утёнка. Старая Утка смело бросилась на врага и отбила утёнка; но одно крылышко оказалось сломанным.

- Даже и подумать страшно, как мы покинем здесь Серую Шейку одну, - повторяла Утка со слезами. - Все улетят, а она останется одна-одинёшенька. Да, совсем одна... Мы улетим на юг, в тепло, а она, бедняжка, здесь будет мёрзнуть...». И мёрзла Серая Шейка, и по стае своей скучала, и умирала от страха в лапы к лисе попасть. Пока не нашёл ее старик-охотник: «А мы вот что с тобой сделаем: я тебя внучкам унесу. Вот-то обрадуются... А весной ты старухе яичек нанесёшь да утяток выведешь. Так я говорю?».

 


 
Для тех, кто вырос

 

Крапивин В. Та сторона, где ветер : Повесть / Владислав Крапивин; рис. В. и Л. Петровых. – М. : Дет. лит., 1985. – 286 с., ил.

Спасая вместе с друзьями котенка, трехлетний Владик получил травму головы и ослеп. Сейчас ему уже одиннадцать лет и он неустанно ведет борьбу со своей бедой. Рядом с Вадиком – все понимающий отец и верные друзья, всегда готовые прийти на помощь.

 

 

 

 

 

Алексин А.Г. Раздел имущества. Любое издание. 

 «А у меня была родовая травма. Врач‑акушер на миг растерялась, замешкалась. И в моей еще ни о чем не успевшей поразмышлять голове произошло кровоизлияние, но, как сказал, утешая маму, один из лечивших меня врачей, «ограниченного характера». Характер был «ограниченный», а ненормальность охватила весь мой организм и стала всеобщей… Но история моей болезни вошла в историю: не потому, что я заболела, а потому, что в конце концов вылечилась».

Заслуга в том, что героиня книги Вера выздоровела, полностью принадлежит ее бабушке. Искренние отношения бабушки и внучки, построенные на полном взаимопонимании и заботе, оказались целительными. Бабушка, практически, заменила Вере родителей, что вызвало ревность с их стороны. Бабушку Анисию и Веру разлучают

 

 

Амлинский В.И. Жизнь Эрнста Шаталова: Роман. - М. : Детская литература, 1978. - 334с.

Жизнь главного героя – инвалида на костылях мрачна, мучительна, тягостна. Положение усугубляют сложные отношения с соседями по коммунальной квартире. Но и такая жизнь не лишена радостей: « Я мыслю – значит, я существую. Да, мыслю, читаю, думаю, смотрю на людей, слушаю их или просто лежу, полузакрыв глаза, и тысячи сложнейших ощущений и ассоциаций трогают меня. Значит, я живой, значит, у меня есть мой собственный мир, исковерканный, но не лишенный смысла». «…ты должен усвоить: пока у тебя есть голова и сердце, ты обязан существовать не как обрубок, не как инвалид – раб своей немощи, а как личность. Как личность, которая знает то, что и другим неведомо. Пока у тебя варят мозги, мир еще принадлежит тебе и ты еще живой, кое на что способный. Ты его еще можешь перевернуть, этот мир, понимаешь?».

«Бедные здоровые люди, они не понимают, что весь покой и здоровье их условны, что одно мгновение, одна беда – и все перевернулось, и они сами уже вынуждены ждать помощи и просить о сострадании».

 

Бажов П.П. Хрупкая веточка. Любое издание. 

«У Данилы с Катей, - это которая своего жениха у Хозяйки горы вызволила, ребятишек многонько народилось. Восемь, слышь-ко,человек, и все парнишечки… Ребятки здоровеньки росли. Только одному не посчастливилось. То ли с крылечка, то ли еще откуда свалился и себя повредил: горбик у него расти стал. Баушки правили, понятно, да толку не вышло. Так горбатенькому и пришлось на белом свете маяться. Другие ребятишки, - я так замечал, - злые выходят при таком-то случае, а этот ничего - веселенький рос и на выдумки мастер».

Теперь уже сыну Данилы-мастера предстоит выдержать испытание Хозяйки Медной горы…

 

 

 

Короленко В.Г. Слепой музыкант. Любое издание 

Это произведение известного русского писателя связанно не только с чисто литературными, но и с естественнонаучными, медицинскими проблемами. "Основной психологический мотив этюда составляет инстинктивное, органическое влечение к свету", - писал автор в предисловии к шестому изданию своей повести.

Подробнее он рассуждал в одном из писем: "Мне говорили часто и говорят еще теперь, что человек может тосковать лишь о том, что он испытал. Слепорожденный не знал света и не может тосковать по нем. Я вывожу это чувство из давления внутренней потребности, случайно не находящей приложения. Концевой аппарат испорчен - но весь внутренний аппарат, реагировавший на свет у бесчисленных предков, остался и требует своей доли света".

Петя родился в богатой семье помещика. Мать, установив его слепоту, пыталась окружить младенца излишней опекой, начала баловать его, но ее брат Максим, потерявший на войне ногу, потребовал, чтобы к племяннику не проявляли "глупую заботливость, устраняющую от него необходимость усилий". И в дальнейшем дядя Максим оставался строгим и добрым другом Пете, не позволяя ему чувствовать свою неполноценность, в конце концов вселив в него уверенность в возможность духовного прозрения, что и происходит в финальной сцене повести: Петя, уже испытавший счастье семейной жизни, отец зрячего сына, став пианистом, завораживает своей игрой огромный зал.

Критики отмечают, что повесть, редкая по силе оптимизма, дает убедительный пример несломленной судьбы, она очень поэтична и правдива в деталях.

 

Лиханов А.А. Солнечное затмение. Любое издание 

«Все беды – это солнечные затмения, – сказала Лена, – а жизнь – само солнце». У Лены хорошая, дружная семья. Но девочка в результате родовой травмы лишена возможности передвигаться. Почти все время она проводит в интернате среди таких же больных. Теперь, летом, живя дома, она особенно болезненно ощущает свое несчастье. Ее переживания обостряет знакомство с Федором, у которого свои проблемы: пьющий отец, вызывающий всеобщие насмешки.

После знакомства с Федором мироощущение Лены меняется, она по-новому видит окружающих людей. Если «…прежде этот водоворот ее не касался, там шла чья-то чужая и чуждая ей жизнь», то «теперь получалось, что это чуждое задевало ее …». Она особенно остро начинает чувствовать чужую беду. Раньше сосредоточенная только на своих переживаниях, девушка теперь стремится помочь другим: «Доброта! Вот! Это единственное, чего желала теперь Лена. Бесконечно доброй – единственно такой! – желала она быть. Везде, всегда, со всеми».

Юные герои и их ровесник-читатель начинают понимать: есть непреходящие общечеловеческие ценности. Но есть среди них и то, что особенно дорого юному человеку: умение понять себя и других, не ранить душу близкого, найти себя, свое место среди людей. А для Федора самым важным стало осознание своей ответственности за все происходящее в жизни: за себя, за родителей, а, главное, за тех, кто нуждается в его защите.

 

Островский Н.А. Как закалялась сталь. Любое издание.

Описанное в романе «необыкновенное время» включает первую мировую войну, Февральскую и Октябрьскую революции, гражданскую войну, борьбу с разрухой, бандитизмом, период индустриализации нашей страны и многое другое. Эти события формируют характер и психологию героев романа, новые представления о жизни, новую мораль. Все это отражается на судьбе главного героя Павла Корчагина, жизнь которого проходит в стремительном движении. В пятнадцать лет Павка Корчагин сел на коня и с дивизией Григория Котовского участвовал в боях за установление власти Советов. Потом восстанавливал разрушенное хозяйство страны, прокладывал железнодорожную ветку из леса к городу, замерзающему без дров.

Все это не могло не сказаться на здоровье. И после героической жизни наступило ужасное для Павла бездействие: он прикован к постели. Но и во время болезни Корчагин ищет дело, полезное для людей. Поверженный жестокой, неизлечимой болезнью он начал писать свой роман. В начале весны 1932 года в редакцию журнала «Молодая гвардия» принесли рукопись романа «Как закалялась сталь» молодого, неизвестного автора Николая Островского.

 

Полевой Б.Н. Повесть о настоящем человеке. Любое издание 

Легендарная книга о летчике – герое Великой Отечественной войны. В результате тяжелого ранения Алексей Мересьев лишился обеих ног, но ценой героических усилий вернулся в строй и продолжал летать. Многим  людям эта книга помогла в трудную минуту. В  послевоенные годы она возвращала к жизни отчаявшихся, влекла за собой сильных, стыдила малодушных,  становилась  другом и учителем. И сейчас, каждый  день кто-то  впервые открывает  страницы книги, чтобы прочесть о необыкновенной силе воли, мужестве и жизнелюбии.

 

 

 

 

Всем смертям назло: Повесть / Владислав Титов; предисл. Б. Полевого. – М. : Сов. Россия, 1983. – 128 с. – (Школьная библиотека).

Спасая жизни своих друзей шахтеров во время аварии на одной из донбасских шахт, главный герой книги Сергей Петров получает множественные ранения и становится инвалидом: ампутированы обе руки. Выйдя из больницы, этот упрямый, целеустремленный, волевой человек начинает борьбу за выход в большую и деятельную жизнь.

Книга автобиографична. Она поражает своей искренностью. Ею зачитывались в 70-годы. Она не потеряла своей притягательности и для современного читателя. Предисловие к книге написал автор легендарной «Повести о настоящем человеке» Борис Полевой.